Haqqin.az продолжает следить за процессом ликвидации обанкротившихся банков, в том числе и за крупнейшим из них – «Банк Стандард». При этом крупнейший он в том числе и по своим потерям. По предварительным оценкам, долги банка (1,2 млрд. манатов) превышают его реальные активы (195 млн. манат) более чем в 6 раз или в номинальном выражении не хватает более 1 млрд. манатов, при этом более 40 процентов (более 400 млн. манатов!) этой суммы вообще исчезли бесследно. Только у физических лиц, в том числе иностранных граждан, там осталось 157 млн. манатов. А долг банка местным и зарубежным компаниям (среди которых такие крупнейшие национальные компании как SOCAR, Azercell и прочие) составляет 425 млн. манатов.

Кроме того, в банке застряли также средства Центробанка (154 млн. манатов) и Национального фонда поддержки предпринимательства (более 20 млн. манатов). Ну а крупнейшим кредитором банка является Фонд страхования вкладов (ФСВ), который потратил на компенсацию застрахованных вкладов граждан более 443 млн. манатов. Вот почему процесс ликвидации этого банка находится под пристальным вниманием как госструктур, так и бизнеса и населения.

Как заявил в беседе с haqqin.az банковский эксперт Акрам Гасанов, очевидно, что такое плачевное положение и как результат банкротство «Банк Стандард» не могло быть вызвано простым стечением обстоятельств, неблагоприятной экономической конъюнктурой и т.п. (так, убыток банка от девальвации маната не превышает 200 млн. манатов, а это лишь пятая часть всего убытка). Это подтвердилось в том числе и недавними заявлениями Генеральной прокуратуры, которая инициировала ряд уголовных дел в отношении не только предпринимателей-заемщиков банка, но и бывшего председателя его правления Селима Кримана, которого объявили в международный розыск. Так сказать, лед тронулся! Государство решительно расследует причины банкротства «Банк Стандард», жертвами которого стали тысячи его кредиторов.

Как мы уже сообщали, уже в четырех обанкротившихся банках созданы комитеты кредиторов. Председателем Комитета кредиторов «Банк Стандард» был избран адвокат Акрам Гасанов, с которым мы и продолжаем обсуждать сложившуюся ситуацию. Ведь все действия государства в первую очередь как раз преследуют цель защиты интересов кредиторов.

Последние в том числе жаловались на деятельность ФСВ, который осуществлял ликвидацию банка непрозрачно и без конструктивного сотрудничества с Комитетом кредиторов. И вот буквально на днях глава государства назначил нового руководителя ФСВ: Азада Джавадова, с которым Комитет кредиторов «Банк Стандард» никак не могли найти общий язык, сменил Вугар Абдуллаев.

В беседе с haqqin.az Акрам Гасанов сразу подчеркнул, что уже первые шаги нового руководителя ФСВ показали его конструктивную позицию и готовность к полной прозрачности и сотрудничеству с комитетами кредиторов обанкротившихся банков. «Так, Вугар Абдуллаев уже успел встретиться с председателями этих комитетов, заверив их в своей заинтересованности в общественном контроле над процессом ликвидации банков. Это в том числе говорит и о том, что скоро комитеты кредиторов будут созданы во всех ликвидируемых банках».

«Деятельность, как минимум, нашего комитета подтвердила эффективность этого института. Так, комитет кредиторов «Банк Стандард» за 3 месяца своей деятельности показал, что собирается не только контролировать процесс ликвидации банка (продажу его имущества, возврат кредитов и дележ полученных денежных средств между кредиторами), но и расследовать причины банкротства, выявление и наказание виновных в этом лиц. А главное – нам удалось добиться привлечения в качестве третьей (заинтересованной) стороны к судебному процессу по ликвидации банка», - заявил Гасанов.

Последнее, по словам собеседника, означает, что комитет будет иметь доступ ко всем судебным документам, выступать на этом процессе, высказывать свою точку зрения, возражать и т.п.: «Напоминаю, что формально ликвидация банка контролируется судом, но поскольку единственным участником этого судебного процесса до сих пор был только сам ликвидатор (ФСВ), то у суда была однобокая информация. Наше привлечение придаст процессу состязательный и более объективный характер. Мы будем тщательно отслеживать процесс распродажи имущества банка и возврат его кредитов, чтобы исключить возможности злоупотреблений и коррупции со стороны ФСВ (кстати, ФСВ всю работу по ликвидации банка осуществляет не даром, а тратит из средств банка примерно 3 млн. манатов в год!). Я открыто заявил новому руководителю ФСВ, что мы не сомневаемся в его порядочности и профессионализме, но никто не может ручаться за всех работников ФСВ, нельзя исключать человеческий фактор, а потому помимо административного, нужен и общественный контроль. И он полностью согласился со мной, даже поблагодарил за это, сказав, что это только поможет ему эффективно работать и контролировать процесс».

Как известно, на сегодняшний день при реальных активах в 195 млн. манатов (по оценке аудиторской компании KPMG) общая задолженность (пассивы) банка составляет примерно 1,2 млрд. манатов. Разница более чем в 6 раз, а потому кредиторы за счет остаточного имущества банка в лучшем случае могут получить примерно 16 процентов своих средств.

«Очевидно, что банк стал банкротом задолго до обнародования этого факта в прошлом году. Потому что такая колоссальная разница между активами и пассивами не могла возникнуть даже за пару лет. Это подтверждается и тем, что, как следует из подготовленного со стороны ФСВ проекта плана ликвидации банка, после 2013 года годовые отчеты банка не подтверждались внешним аудитором. И это при том, что в 2015 году внешний аудитор в лице KPMG проводил аудит и за 2014 год, но банк не согласился с его выводами, а потому процесс не был завершен. Это означает, что внешний аудитор, как минимум, еще в начале 2015 года выявил катастрофическое финансовое положение «Банк Стандард». И тут уже возникает вполне резонный вопрос: а куда смотрел тогда Центробанк, осуществлявший банковский надзор? Ведь, в отличие от аудитора, Центробанк контролировал и проверял банк регулярно! Как же так получается: аудитор выявил нарушения, а Центробанк нет? Налицо самое меньшее халатность руководства Центробанка!»

Как отмечает эксперт, плюс ко всему можно говорить о хищении в особо крупных размерах. «Так, при долгах в размере 1,2 млрд. манатов даже формальные (не реальные) активы банка составляют 781 млн. манатов: 40 млн. движимое и недвижимое имущество плюс кредитный портфель в размере 741 млн. Не хватает более 400 млн. манатов! Куда же они делись? Кто их присвоил? При этом из 741 млн. манатов кредитов здоровыми активами являются лишь 155 млн., т.е. 21%! А 586 млн. – безнадежные кредиты! И аж 432 млн. манатов (58%) – полностью необеспеченные, а остальные – лишь частично обеспеченные кредиты. Кто же довел банк до такого состояния?», - задается вопросом собеседник.

«Круг подозреваемых нами лиц достаточно широк: акционеры, менеджеры, временный администратор, работники и внешний аудитор банка, а также Центробанк и Палата. Поэтому наш комитет обратился в ФСВ с просьбой предоставить полную информацию о кредитном портфеле, чтобы мы сами могли проанализировать все кредитные дела для выявления виновных в выдаче незаконных либо заведомо невозвратных кредитов. Это позволило бы нам, как минимум, подать иски (мы уж не говорим о возбуждении уголовных дел – это дело государства, а кредиторы, как частные лица, вправе требовать свои деньги) против виновных, которые должны отвечать за причиненный ущерб всем своим имуществом.

Бывшее руководство ФСВ дважды отказало нам в этих документах, сославшись на банковскую тайну в отношении заемщиков. Хотя банковскую тайну гарантирует банк, а с отзывом банковской лицензии его просто не существует (что недавно подтвердил и Конституционный суд страны). Кроме того, по всем этим кредитам уже давно должны были начаться судебные процессы, а процессы у нас, как известно, открытые, следовательно, ни о какой банковской тайне и речи быть не может. Но мы не могли получить информацию даже по тем кредитам, по которым идут открытые судебные процессы (кстати, судебные процессы идут только по четверти всех кредитов, иначе говоря, ФСВ почему-то до сих пор был довольно пассивен в выбивании долгов). Новый руководитель ФСВ Вугар Абдуллаев обещал решить этот вопрос и обеспечить общественный контроль за возвратом кредитов», - подчеркнул Гасанов.

В любом случае, как говорит эксперт, «мы рассчитываем по ходу судебного процесса о банкротстве банка потихоньку получить нужные нам сведения». «Но куда важнее информация, которую мы никак не можем получить самостоятельно. Речь идет об актах проверок банка со стороны органа банковского надзора. Не могли же акционеры, менеджеры и работники расхищать средства банка и его кредиторов все эти годы без ведома органа банковского надзора? До марта прошлого года таким органом был Центробанк, а потом Палата. Напоминаю, что цель банковского надзора как раз защита интересов кредиторов банка. Получается, что и Центробанк, и Палата с этой задачей не справились. Неужели они не видели нарушения и злоупотребления в «Банке Стандард»? А если видели, почему не приняли вовремя меры и не защитили интересы кредиторов банка? Зачем нам такой орган надзора, если в итоге мы имеем дело с банком, пассивы которого превышают активы более чем в 6 раз?!», - возмущается Гасанов.

Даже в подготовленном со стороны ФСВ плане ликвидации банка однозначно сказано, что долгие годы руководство банка совершало многомиллионные махинации и прочие правонарушения. А потому именно преступные действия руководства банка привели к банкротству.

Генеральная прокуратура уже расследует эти вопросы и разыскивает основного исполнителя преступлений – бывшего председателя правления Кримана. Но Криман не мог совершить все это в одиночку, а потому надо расследовать деятельность всех менеджеров и работников этого банка, которые сегодня как ни в чем не бывало работают в других банках страны (и это непосредственно вредит восстановлению доверия к банковской системе страны).

«Напоминаю, что согласно статье 92 Закона «О банках» Центробанк и Палата, их должностные лица несут ответственность за причинение ущерба при осуществлении банковского надзора, если будет доказана незаконность либо недобросовестность их действий или бездействие. Очевидно, что в результате плохого банковского надзора кредиторы банка потерпели колоссальные убытки. И если они докажут, что Центробанк и Палата действовали либо бездействовали незаконно или недобросовестно, кредиторы могут подать иск против Центробанка и Палаты для возмещения причиненного ущерба. А доказать это можно только на основе изучения актов проверки банка за прошлые годы».

Как отмечает Гасанов, возглавляемый им комитет обратился в Генпрокуратуру, точнее – Главное управление по борьбе с коррупцией при генпрокуроре. «Мы попросили эту структуру расследовать с нашим участием причины банкротства «Банк Стандард», в том числе с точки зрения законности и добросовестности осуществления банковского надзора со стороны Центробанка и Палаты. Также мы попросили расследовать действия временного администратора банка, который пытался оздоровить его в прошлом году.

Мы также попросили Генпрокуратору дать оценку действиям руководителей Палаты Руфата Асланлы и Центробанка Эльмана Рустамова. Так, в мае прошлого года Асланлы публично заявил, что государство стоит за «Банк Стандард» и кредиторам нет оснований беспокоиться. Тогда же он заверил общество, что ни один банк не закроется в течение года, но уже в июле отозвал лицензию у 4 банков, после чего вновь дал обществу аналогичное слово. А в сентябре отозвал лицензию у «Банк Стандард».

При этом за 4 дня до этого уже Эльман Рустамов заверил общество, что с этим банком все будет нормально. Все сказанное мной зафиксировано в СМИ, интернет-ресурсах. Как это все понимать? Ведь речь идет о введении общества в заблуждение, подрыве доверия не только к банковской системе, но и государству. Это настоящая диверсия! Как же после этого людям верить банкам? А потому считаю, что Генпрокуратора должна расследовать и этот вопрос, в том числе допросить указанных чиновников на предмет выявления их мотивов, когда они обманывали людей. Ну, как минимум, надо им вынести предупреждение, чтобы больше так не поступали».

«Отвечать перед кредиторами, возможно, должен и внешний аудитор банка. Как ни странно, тут тоже все завязано на конкретном человеке. Это некий Вугар Алиев – руководитель аудиторской компании KPMG. С 2012 года аудитором «Банк Стандард» был именно KPMG, а до 2012 года – PwC, поскольку тогда Вугар Алиев руководил этой аудиторской компанией. Короче, «Банк Стандард» де-факто аудировал под брендом всемирно известных компаний один и тот же человек. И поскольку репутация у банка была положительной, значит результатом аудита все время было подтверждение благополучного финансового состояния банка.

Интересно также и то, что KPMG под руководством Вугара Алиева был последние годы аудитором также второго крупного обанкротившегося банка – «Техникабанк». По утверждению бывшего руководителя ФСВ Азада Джавадова, среди всех обанкротившихся банков наиболее тяжелая ситуация именно в «Банк Стандард» и «Техникабанке». То есть там, где аудит осуществлял KPMG под руководством Вугара Алиева. Но дело не ограничивается только этим. Как ни странно, оценку имущества банка после отзыва его лицензии тоже осуществила KPMG, что является явным конфликтом интересом. Получается, что KPMG при «жизни» банка его аудировал, давал положительные отзывы, банк обанкротился, а теперь еще и оценивает его состояние. Разве можно верить такой оценке? И поскольку комитет кредиторов не доверяет KPMG, мы обратились к его головному офису в Нидерландах с просьбой взять вопрос на контроль, чтобы не разделить участь другой печально всемирно известной аудиторской компании - Arthur Andersen, которая была причастна к банкротству крупных корпораций. Мы также обратились в Палату аудиторов с просьбой о содействии в нашем расследовании. Палата аудиторов уже начала проверку KPMG на основе нашего обращения. Если вина KPMG подтвердится, кредиторы будут требовать возмещения и от этой компании. Но уже сейчас мы требуем у KPMG возврата гонорара за оценку имущества банка после отзыва его лицензии», - рассказал собеседник.

Акрам Гасанов заявил, что речь в целом идет о восстановлении доверия к банковской системе страны, подорванной самими банкирами и надзорными органами. Утвержденная президентом в конце прошлого года «Стратегическая дорожная карта по развитию финансовых услуг в Азербайджанской Республике» предусматривает совершенствование законодательства в направлении защиты интересов кредиторов.

Ведь если кредитора не защитить, инвестиций и кредитования попросту не будет, в том числе внешних заимствований (а среди кредиторов «Банк Стандард» есть и немало иностранцев). И своими действиями мы на самом деле прежде всего поддерживаем президента.

Haqqin.az, 23.08.17