Азербайджан меняет свою внешнюю политику

Президент Азербайджана Ильхам Алиев побывал с визитом в Латвии. На совместной пресс-конференции со своим латвийским коллегой Раймондом Вейонисом он выступил с любопытным заявлением. По его словам, "в отношениях между Советом Европы и Азербайджаном стоят на первом плане, конечно, энергетические вопросы", а "Азербайджан как надежный партнер играет и будет играть свою роль в обеспечении энергобезопасности Европы". Это первое. Второе. Алиев говорит, что "азербайджанский газ единственный новый источник, новый маршрут, который будет поставлен в Европу и наше превосходство заключается в этом". Он также отметил, что первый этап проекта "Южный газовый коридор" (ЮГК), осуществляемый по инициативе Азербайджана, завершится в будущем году, второй и последний этапы - в 2020 году. И это "поднимет наши стратегические отношения с Европой на более высокую ступень". Напомним, что сегодня Баку работает над проектами Трансанатолийского газопровода (TANAP) и Трансадриатического трубопровода (ТАР), которые и образуют ЮГК.

В Риге по факту Алиев повторил тезисы, которые он озвучивал в своем недавнем выступлении на XXII Всемирном нефтяном конгрессе в Стамбуле. После этого в бакинских СМИ стали появляться публикации, в которых утверждалось, что "Азербайджан стоит на пороге "нового газового бума". Действительно, Баку заметно активизировал свою энергетическую дипломатию, особенно после встречи в Стамбуле президента Алиева с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном. Стало очевидно, что Вашингтон своими санкциями может затронуть и иранские энергетические проекты. Чтобы понять, что это значит для Азербайджана, достаточно отметить следующее: Тегеран занимает второе место после России по доказанным запасам природного газа.

ЮГК пытаются вывести на уровень конкуренции с российским "Турецким потоком", строительство которого было запущено в мае нынешнего года. При этом Алиев называет его "старым проектом", а свою страну определяет как "единственный новый источник" поставок газа в Европу". ЮГК и "Турецкий поток" находятся в фазе практической реализации, но с разными сроками пуска в эксплуатацию. По плану "Турецкий поток" опережает ЮКГ. К тому же им дают разный оценки. Российский проект Москва видит как бизнес. Азербайджанский, если верить Алиеву, нацелен на "обеспечение энергетической безопасности Европы и многих других стран".

По Сеньке ли шапка?

Однако особенностью энергетической дипломатии Баку является то, что он публично манипулирует данными относительно своих запасов энергоресурсов. Они, конечно, известны определенному узкому кругу специалистов, которые в "исключительных случаях" проговариваются. ИА REGNUM приводило недавно высказывание заместителя председателя правления "Газпрома" Александра Медведева о том, что месторождение "Шах-Дениз-2", которое, по словам Алиева, "составляет основу ресурсной базы "Южного газового коридора", существуют серьезные проблемы, в результате чего Трансадриатический газопровод рискует быть недозагруженным.

"В текущей ситуации у Азербайджана есть растущие потребности в закачке газа в пласт для поддержания добычи нефти на основных месторождениях, - подчеркивал Медведев. - Ситуация, при которой построенная труба будет оставаться незаполненной, противоестественна". Это заявление не было опровергнуто Баку на официальном уровне. Как считают специалисты, из-за снижения добычи нефти в Азербайджане в последние году объемы закачки газа в пласт будут только возрастать. Напомним, что в 2016 году азербайджанский государственный концерн SOCAR договаривался о закупке 2 млрд кубометров газа в год у "Газпрома". То есть, Баку может уже сейчас не хватать собственного газа для внутреннего потребления или обеспечения уже действующих контрактов с Грузией и Турцией для Южно-Кавказского газопровода. Взять газ из России или собственных месторождений пока невозможно. Иран не откликается на предложения по участию в проекте, а объемы добычи второй очереди "Шах-Дениза" расписаны под экспорт.

Что касается Трансанатолийского трубопровода, то и его полное заполнение возможно только при участии Туркмении или Ирана. Пока предполагается, что по TANAP будет прокачиваться лишь азербайджанский газ. Чтобы вырваться из такой ситуации, Баку одно время предлагал Ираку доступ к ЮГК, что в силу сложной военно-политической ситуации в этой стране не представляется реализуемым сценарием. Есть другой потенциальный газовый партнер - Туркмения. На днях в Баку должна состояться встреча глав МИД Турции, Туркмении и Азербайджана. Ашхабад уже в который раз будут уговаривать присоединиться к TANAP. Предполагаем, что Туркмения (как и раньше) по разным геополитическим причинам не будет спешить с окончательным ответом. Появились сообщения и о том, что в TANAP мог бы влиться будущий газопровод, который будто бы протянется от израильского месторождения "Левиафан" на шельфе Средиземного моря до побережья Турции. Все эти теоретические рассуждения являются доказательством того, что Баку блефует, а его газовых ресурсов недостаточно для обеспечения эксплуатации ЮГК .

Азербайджан ищет возможности альтернативных поставок, в то время как у российского "Турецкого потока" ресурсных проблем не существует. Напомним, что ЮГК предусматривает при идеальных условиях транспортировку 10 млрд кубометров азербайджанского газа через Грузию и Турцию в Европу, тогда как по "Турецкому потоку" пройдет около 70 млрд кубометров. Так кто же тогда "спасает" Европу? Британская газета Financial Times со ссылкой на мнение французского аналитика Тьерри Броса утверждает, что "заданное проекту "Шах-Дениз" направление означает одно: его энергетический потенциал практически потерян для Восточной Европы".

Баку переходит к одновекторной внешней политике

Разумеется, можно не сгущать краски и рассматривать газопроводные проекты Баку с точки зрения обычного бизнеса. В иной обстановке именно так все и воспринималось бы. Но никуда не деть фактор сложной геополитической ситуации. Очень трудно предсказать, какие новые повороты принесет следующий день. Сегодня видно пока то, что Баку сам себя загоняет в состоянии эйфории, рассчитывая, будто дальнейший ход событий в регионе позволит ему "обеспечить доступ Западу к каспийскому или ближневосточному газу, обойдя территорию России". С помощью такой энергетической дипломатии Алиев пытается реанимировать контуры проекта своего отца, покойного президента Гейдара Алиева, которому удалось построить в 1994 году нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан.

Но политические технологии - как фактор, способствующий успешности энергетической дипломатии - устарели даже с точки зрения использования навыков информационно - коммуникативной работы. Баку они не помогут. Все понимают, что проводится операция "Блеф", и продолжают оставаться за карточным столом. В условиях усиления конкуренции, даже конфронтации на энергетических рынках актуально звучат слова Генри Киссинджера: "Вы никогда не сможете проводить энергетическую политику как чисто экономическое предприятие. С самого начала она является предметом внешней политики".

Когда к власти в США пришел новый президент Дональд Трамп, он выразил поддержку проекту "Южного газового коридора", отмечая, что "высоко ценит партнерские отношения с Азербайджаном и ожидает их дальнейшего развития". Любопытно, но это заявление Трампа совпала по времени, когда в Европейском союзе кое-кто пытался заблокировать российские инициативы "Северный поток-2" и "Турецкий поток". Похоже, есть те, кто заинтересован в том, чтобы Баку приобретал имидж государства, противостоящего росту влияния Москвы в регионе. Под это Азербайджан можно будет использовать как инструментарий в дальнейшем в Закавказье. Однако для Вашингтона энергетические проекты Баку не представляют особой значимости. Дело - труба. А у этого выражения есть разные смыслы.

Источник - vz.ru

centrasia.ru, 18.07.2017